Богослужебная гимнография — Неделя 5-я по Пасхе: о самаряныне

  • 11.05.2017

По благословению иерея Андрея Остапчука, настоятеля храма во имя великомученика и целителя Пантелеимона

 

Богослужебная гимнография

 

Дорогие о Господе братья и сёстры!

Как и в предыдущей статье, мы предлагаем вам разбор некоторых богослужебных текстов накануне богослужения. Надеемся, что это поможет нам всем более осмысленно участвовать в совместной церковной молитве. На прошлой неделе мы с вами рассматривали некоторые тексты службы 4-го воскресения после Пасхи, тематически посвящённой чуду исцеления расслабленного. Предстоящее воскресение посвящено евангельскому сюжету встречи Спасителя с одной самарянской женщиной.

Неделя 5-я по Пасхе: о самаряныне.

Как и в прошлой статье, начнём рассмотрение богослужебных текстов этого дня с пересказа Синаксария на русском языке:

В этот день, в пятое воскресение после Пасхи, совершаем празднование Самарянке: поскольку Христос в настоящий день со всей ясностью объявил Себя Мессией, что означает Христос, или «Помазанник» (ибо меса по-еврейски значит «елей»). По этой причине, как мне кажется, нынешний праздник назначен на воскресенье, ближайшее к Преполовению Пятидесятницы. И как в воскресение перед этим Господь совершает чудо в купальне, так в этот день – при колодце Иакова, который сам Иаков выкопал и даровал сыну своему Иосифу (см.: Быт.48,22). Это было особое место, расположенное близ горы Сомор, где многие города населяли самаряне. Христос приходит в Сихарь, где некогда, в дни пребывания там Иакова с дочерью его Диной и прочими детьми, сын Еммора Сихем-хореянин, возжелав и взяв Дину силой, стал сожительствовать с нею. По этой причине её братья, распалённые ревностью, внезапно вошли в город и всех до одного убили, в том числе самого Сихема и его отца Еммора. Итак, Иаков обитал там и вырыл упомянутый колодец. Сначала эту гору населяли не самаряне, а израильтяне, которые в царствование Факея оскорбили Бога и, приняв участие в первом и втором столкновении с ассирийцами, потерпели поражение и были вынуждены платить им дань. Но через некоторое время, в царствование Озии, они вступили в союз с эфиопами. Узнав об этом, царь ассирийский подверг их переселению в Вавилон (см.: 4 Цар.17,3-6), а на прежнем месте приказал поселить другие народы. Но Бог навел на иноплеменников львов. Тогда ассирийский царь послал священника из иудеев, чтобы приобщить иноплеменников закону Божию (см.: 4 Цар.17,24-28). Те немедленно оставили идолов, но приняли лишь Моисеевы книги, отвергая пророков и остальное Писание (см.: 4 Цар.17,29-41). Это-то и есть самаряне, названные так по горе Сомор. Однако они были ненавистны возвратившимся впоследствии из плена евреям за то, что лишь наполовину держались иудейства. Евреи не ели вместе с самарянами, почитая их оскверненными, и не имели никакого другого общения с ними. Почему и Христа не раз называли самарянином за то, что Он, как и те, якобы не полностью соблюдал Закон. Итак, Господь пришел в Сихарь и, утомленный дорогой, сел около шестого часа дня (в полдень) отдохнуть у колодца. Когда ученики отлучились купить пищи, приходит из города некая женщина почерпнуть воды. Иисус просит у нее воды. Та замечает в ответ, что не должно им общаться, поскольку и по произношению, и по одежде узнала в Нём иудея. Он же наводит ее на размышление о высоком, заговорив о духовной воде, которую представляет неиссякающей и очистительной, ибо и в иных случаях постоянно уподобляет Дух Божий воде и огню. Но женщина, упорно держась своего, возражает, что нет у Него такой воды, поскольку у Него нет черпака, а колодец глубок. При этом женщина вспоминает и об Иакове, который выкопал этот колодец. Христос не говорит, конечно, что Он больше Иакова, дабы не привести женщину в ужас, но указывает на то, что та вода, которая есть у Него — лучше, потому что пьющий её не будет жаждать никогда. Женщина просит у Него такой воды, но Иисус велит ей позвать своего мужа, как бы для пущего уразумения преподанных слов. Та же отказывается: нет, мол, у меня мужа. Тогда Всеведец говорит: «Хорошо ты сказала, что нет у тебя мужа, потому что у тебя было пять мужей, и это соответствует закону, а шестой, с которым ты сожительствуешь сейчас — тот и не муж тебе вовсе» (ср.: Ин.4,17-18). Некоторые толкователи под пятью мужьями разумеют Пятикнижие Моисеево, которое признавали самаряне, а под шестым – учение Христа, которое еще не было для них учением того Пятикнижия, ибо и благодать еще не излилась. Другие разумеют здесь пять законоустановлений от Бога: первое в раю, второе после изгнания оттуда, третье при Ное, четвертое при Аврааме, пятое при Моисее, а шестое – Евангелие, которого жившие тогда еще не имели. Есть и такие, что говорят о пяти чувствах. Далее женщина называет Его пророком, а затем спрашивает, на какой горе надлежит поклоняться Богу – в Соморе или в Иерусалиме? Христос же хоть и отвечает: «От иудеев спасение миру» (ср.: Ин: 4:22), но говорит, что Бог невеществен, и удостоившиеся поклонения Ему скоро будут поклоняться не в жертвах, но в Духе и истине. А женщина снова: Мы слышали из Писаний, что придет Мессия, Который есть Христос (Ин.4,25). Иисус же, познав ее рассудительность, сказал: Это Я (Ин.4,26); ведь и самаряне знали о Мессии из Моисеевых книг. В это время приходят ученики, и удивляются крайней Его снисходительности: как это говорит Он с женщиной? Но между тем приглашают Его поесть – и потому что утомился, и потому что час был полуденный. Он же говорит им о вечной пище, то есть о человеческом спасении и о том, что надлежит им пожать труды пророков. Между тем женщина побежала в город и возвестила о происшедшем. Люди поднимаются и приходят к Христу, убежденные тем обстоятельством, что женщина не обличила бы себя, если б не узнала нечто великое. И обращаясь к Иисусу, упрашивают Его пробыть у них пару дней. Оставшись у них, Спаситель совершил множество чудес, которые по многочисленности не записаны евангелистами. Женщина эта – та самая самарянка, которую Христос нарек впоследствии, и которая украсилась при Нероне мученическим венцом вместе с семью своими сыновьями. Они подверглись многим истязаниям – строганию железом, отсечению сосцов, забиванию щепок под ногти, и многим другим бесчисленным мукам. Наконец, убиты они были посредством разрывания надвое тела, привязанного к двум пальмам. Следует также отметить, что устье того колодца и камень, на котором сидел Христос, царь Иустиниан с честью перенёс в Константинополь и положил в храме Святой Софии. [1]

Обратимся теперь к текстам тропарей и кондаков:

В этот день звучат два тропаря. Один – воскресный тропарь 4-го гласа, другой – тропарь преполовению праздника Пасхи (которое было накануне в среду).

Тропарь воскресный, 4-го гласа:

Светлую Воскресения проповедь / от Ангела уведевша Господни ученицы / и прадеднее осуждение отвергша, / апостолом хвалящася глаголаху: / испровержеся смерть, / воскресе Христос Бог, / даруяй мiрови велию милость.

Узнав от Ангела светлую весть о Воскресении Христовом, и через это избавившись от прародительского осуждения, ученицы Господа (имеются ввиду жёны мироносицы), торжествуя, говорили апостолам: «Повержена смерть, воскрес Христос Бог, дарующий миру великую милость!»

Через женщину в мир вошли грех и осуждение рода человеческого, через женщин же Господь возвещает о Своём воскресении. Воскресение Христово – великий дар всему миру, дар Божией милости человеку. Воскресение Христово избавляет нас от прародительского осуждения, т.е. от власти греха, которым человек заражён, как некой наследственной болезнью. Во грехе человек рождается и от греха умирает. Но Христос Бог воскрес и смерть повержена.

Тропарь преполовения:

Преполовившуся празднику, / жаждущую душу мою благочестия напой водами, / яко всем, Спасе, возопил еси: / жаждай да грядет ко Мне и да пиет. / Источниче жизни нашея, Христе Боже, слава Тебе.

«Преполовившуся празднику» – порой не устаёшь удивляться силе и выразительности церковнославянского языка. Русский язык бесспорно велик и могуч. Но даже в русском языке понадобится целое предложение, чтобы передать все смысловые оттенки, выраженные этим церковнославянским оборотом, состоящим всего из двух слов. И даже в этом случае, боюсь, не удастся избежать тавтологии: «В то время как празднование праздника (Пятидесятницы) достигло своей временной середины». Здесь речь идёт не о праздновании 40 дней от Пасхи до Вознесения, как можно было бы подумать, а о праздновании 50 дней от Пасхи до Троицы. В среду 4-ой недели (седмицы) после Пасхи Церковь отмечает Преполовение, т.е. временну̒ю середину праздника Пятидесятницы. Итак, в середине праздника Пятидесятницы, напои мою жаждущую душу водой благочестия, поскольку Ты, о, Спаситель, обращаясь ко всем, воззвал: «Жаждущий пусть идет ко Мне и пьет!» О, Источник жизни нашей, Христос Бог, слава Тебе!

Как видим, автор этого гимна обращается к образу воды, обладающей целительными свойствами. При этом источником не только воды благочестия, но и самой нашей жизни называется Христос Бог. Здесь мы видим отсылки как к сюжету исцеления расслабленного, который надеялся получить исцеление посредством воды, но получил его напрямую от Источника жизни, так и к беседе Спасителя с самарянкой, состоявшейся у колодца, в которой спаситель указывает на Себя, как на источник воды живой. «Жаждущий пусть идет ко Мне и пьет!» Господь источает нам воду благодати. Вопрос только в нас, в нашей жажде. Осознаём ли мы своё плачевное положение, ощущаем ли мы жажду? Или наша душа настолько «иссохла» во грехе, что уже и не помышляет о спасительном источнике? Стала ли засушливая пустыня греховности естественным состоянием нашей души, или мы ещё не забыли о живительной влаге божьей благодати и жаждем припасть к Источнику жизни, самому Христу, в Его животворящих Дарах? «Жаждущий пусть идет ко Мне и пьет!» Господь ждёт нас, он всегда готов дать нам воду жизни. Нам же нужно только встать и идти к Нему. Сделать хотя бы несколько шагов и увидеть, что Он не просто ждёт нас, но и выбегает к нам на встречу и заключает нас в объятия, как отец блудного сына.

Кондак преполовения обращается к той же теме:

Празднику законному преполовляющуся, / всех Творче и Владыко, / к предстоящим глаголал еси, Христе Боже: / приидите и почерпите воду безсмертия. / Темже Тебе припадаем и верно вопием: / щедроты Твоя даруй нам, / Ты бо еси Источник жизни нашея.

В середине установленного Законом Моисея праздника (Пятидесятницы), Ты, Творец всего мира и Владыка, обращаясь к присутствующим, о, Христос Бог, сказал: «Приходите и зачерпните воду бессмертия!» Поэтому мы припадаем к Тебе и с верою взываем: «Даруй нам милости Твои, поскольку Ты – источник жизни нашей!»

Кондак праздника прославляет самарянку:

Верою пришедшая на кладязь самаряныня, / виде Тя премудрости воду, / еюже напоившися обильно, / Царствие вышнее наследова вечно, яко приснославная.

Текст этого кондака концентрирует наше внимание на самой сути произошедшего, не вдаваясь и даже отсекая детали сюжета. С верой пришедшая к колодцу самарянка увидела Тебя, Воду премудрости, и напоенная ею обильно, навеки унаследовала Царство Вышнее, всегда славная. Самарянка сначала поверила Иисусу, а в итоге уверовала, что Он есть Христос. Она приходит к колодцу за водой, а находит у колодца Спасителя – Воду премудрости. Принимая воду жизни, предлагаемую Христом, самарянка напояет свою душу верой и через это становится наследницей Царствия Небесного и вечной славы.

Стихира на Господи воззвах:

На источник пришел еси, / источниче чудес, в шестый час, / Евин уловити плод: / Ева бо в той изыде из рая, прелестию змиевою. / Приближи бо ся самаряныня почерпсти воду, / юже видев рече Спас: / даждь Ми воду пити, / и Аз воды текущия насыщу тя. / И во град текши целомудренная, / народом возвести абие: / приидите видите Христа Господа, / Спаса душ наших.

К источнику пришел Ты, Источник чудес, в шестой час, чтобы уловить плод Евы: потому что в этот час Ева, обманутая змием, покинула рай. И вот, приблизилась самарянка, чтобы зачерпнуть воды, увидев ее, Спаситель сказал: «Дай Мне попить воды, и Я водой ключевой насыщу тебя!» И, побежав в город, целомудренная, тотчас возвестила множеству людей: «Придите, посмотрите на Христа Господа, Спасителя душ наших!»

Господь именуется здесь Источником чудес. Действительно, Господь, как Творец и Создатель, является источником земных, физических и духовных закономерностей. Божие творение, несомненно, уже само по себе чудо. Но мы, основываясь на опыте, отчасти знаем эти закономерности, и считаем их обыденными, в то время как явления, выходящие за рамки привычных закономерностей, почитаются нами за чудо. Господь, как Творец и Законодатель, имеет власть и силу действовать вопреки земным законам. Поэтому Он именуется здесь Источником чудес во всех смыслах. Итак, Христос приходит, как говорит автор этого гимна, к источнику воды в шестой час (в полдень), чтобы «поймать» Евин плод. Под словом плод подразумевается потомок праматери Евы – женщина-самарянка. Этим выражением делается акцент как на том, что она потомок Евы, так и на том, что она женщина. По мысли гимнографа Господь не зря пришёл к колодцу в шестой час. Здесь проводится параллель с изгнанием Евы из рая в час шестой. Жена была соблазнена змием, и вот Спаситель беседует с её потомком, женщиной-самарянкой и предлагает ей животворящую спасительную воду веры. Ева подверглась осуждению и проклятию. Самарянка была презираема иудеями, подвергалась их осуждению и проклятию. Но, беседуя и не презирая последнюю, Господь показывает, что не презирает и не забыл первую. Побежав в город, целомудренная, тотчас возвестила множеству людей: «Придите, посмотрите на Христа Господа, Спасителя душ наших!» Автор называет самарянку целомудренной. Как так? Ведь из евангельского повествования ясно следует, что она беззаконно сожительствует с мужчиной. О каком целомудрии идёт речь? Ответ на этот вопрос заключён в словах самарянки: «посмотрите на Христа Господа, Спасителя душ наших». Подвиг самарянки – это подвиг веры и исповедания Иисуса из Назарета не просто пророком, а Христом, Господом и Спасителем. Такая вера в той конкретной ситуации может быть объяснима действием Святого Духа. Следовательно, несмотря на явную плотскую нецеломудренность женщины, в ней осталось целомудрие веры, сделавшее возможным Духу Святому действовать в ней. Мы знаем из предания, что впоследствии эта женщина стала ученицей Христовой и мученицей. Таким образом, мы видим, как целомудрие веры побеждает нецеломудренность плоти. Это должно послужить нам уроком, даже в случае плотского падения, не унывать и не оставлять веры, оставаться целомудренными в вере и надежде на то, что Господь исцелит нас животворящей водой Своей благодати.

Как и в прошлый раз, мы рассмотрели только очень малую часть богослужебных текстов этого дня. Вне нашего внимания осталось ещё большое количество образов и параллелей, встречаемых в этих текстах. Надеемся, однако, на то, что предложенный разбор побудит вас на предстоящей службе более внимательно слушать и вникать в то, что предлагает нам святая Церковь.

Стоит также отметить, что по уставу, за богослужением этого дня читаются слова святителя Иоанна Златоуста. В Триоди Цветной, после седальнов второй кафизмы стоит следующее указание: «Таже чтение в толковании Евангелиа Иоанна: слово 31, 32, 33 и 34.» В этих словах Златоуст очень живо и интересно толкует соответствующее место Евангелия от Иоанна. Очень советуем вам, дорогие братья и сёстры, ознакомиться с этими словами святителя. Вы найдёте их по следующим ссылкам:

Слово 31: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/besedy-na-evangelie-ot-ioanna/31

Слово 32: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/besedy-na-evangelie-ot-ioanna/32

Слово 33: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/besedy-na-evangelie-ot-ioanna/33

Слово 34: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/besedy-na-evangelie-ot-ioanna/34

 

[1] Переработанный и сокращённый текст. Оригинал: http://omolenko.com/bogosluzhenia/prolog.htm?p=28#toc10

 

Диакон Кирилл