Татьянин день в кёльнском приходе 2017

  • 20.02.2017
Фото для текста №1

 

28 января 2017 года в конференц-зале на территории храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона в Кельне состоялся ежегодный благотворительный зимний бал. В нем приняли участие юноши и девушки из нашего и других православных приходов Германской епархии. Отмечать благотворительным балом Всероссийский День студента, приуроченный в дореволюционной России к Татьянину Дню (Память св. мученицы Татианы празднуется Церковью 12/25 января), в последние годы стало для нашей молодежи доброй традицией.

 

Репетиции под руководством профессиональных хореографов Андрея Германа и Ирины Воинковой начались уже за пять месяцев до бала. Илья Деев, Инесса Стяжкина и Владислав Кулипанов занимались подготовкой и организацией бала, а Кристина Элерт и Ольга Пистер принимали и расселяли гостей из других городов. Огромную помощь оказали наш староста и регент Валерий Кашляев и преподаватель воскресной школы Светлана Кашляева. Деньги, собранные участниками бала, были переданы в помощь тяжелоболящим детям, приехавшим на лечение в Германию.

 

После Всенощного бдения, со вкусом украшенный приходской конференц-зал потихоньку наполнился взволнованными девушками. Каждая из них немного напоминала Наташу Ростову на ее первом балу:

 

«Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешной, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И этото была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди, сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости»1.

 

Потом, совсем не торопясь, появились одетые в черно-белое «Ленские», «Онегины». Замелькали разноцветные платья, тщательно уложенные прически с заколками и кудряшками, загадочные улыбки. И разом все заговорило.

 

 

Вдруг двери настежь. Ленский входит,
И с ним Онегин. «Ах, творец! —
Кричит хозяйка: — наконец!»
Теснятся гости, всяк отводит
Приборы, стулья поскорей;
Зовут, сажают двух друзей2.

 

 

 

После молитвы и приветственных слов, зазвучала музыка, и в одно мгновение, как единый организм, с удивительным достоинством, все двинулись в танце за первой парой – Андреем Германом и Инессой Стяжкиной. У Андрея в левой руке микрофон – его строгий взгляд, несколько слов, и дамы обходят кавалеров, потом новая команда — пары расходятся вправо и влево. Кому-то нет еще шестнадцати, и их немало, а некоторым даже намного больше, но главное – здесь танцуют самые изящные дамы и учтивые господа. Танцы сменяют друг друга, иногда повторяясь, и нет ни минуты покоя. В центре зала, почти не касаясь пола, крутит свою даму в быстром вальсе неподражаемый и неповторимый казначей нашего прихода — Иван Ветошкин.

«…мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и изза все убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног… и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало, развеваясь, бархатное платье его дамы»3.

 

Для тех, кому хочется подкрепиться, за спинами танцующих накрыты столы, но вместо привычных бутербродов – маленькие тарталетки и прочая лёгкая пища, способные зарядить любого танцора неиссякаемой энергией до самого утра.

 

 

Зачем нужно проводить на приходе бал православной молодёжи?

 

Вот мнение хореографа Андрея Германа: «Бал, это хорошая альтернатива дискотекам и другим принятым в наше время развлечениям. Здесь молодые люди могут не только познакомиться, но и приобщиться к русской культуре, ведь мы разучиваем те танцы, которые были приняты на балах в России».

 

Дискотека и культура – что-то не очень совместимое. Хотя можно и дискотеку хорошо организовать, но как же быть с культурой?

 

Немножко истории

 

Как известно, Пётр Великий посылал молодых людей учиться заграницу. «В 1717 году в одном только Амстердаме числилось 69 русских навигаторов», где они также изучали юриспруденцию, медицину и изящные искусства. В Кенигсберге «целый отряд подьячих» изучал «порядки немецкой администрации»4. Увиденное оставляло у них неизгладимое впечатление, которое выражалось довольно забавным языком: «…был в палатах великих округлых, которыя италиане зовут театрум. В тех палатах поделаны чуланы (ложи) многи в пять рядов вверх»5. Удивляли их «мраморныя девки», которые изображали «поганых богинь» (Записки П.А.Толстого), и памятник на площади знаменитому Эразму в Роттердаме: «…стоит сделан мужик вылитый, медный с книгою на знак тому, который был человек ученый и часто людей учил, и тому на знак то сделано» (Так писал князь Куракин)6. А поведение женщин из французской аристократии в Версале и Париже совершенно не укладывалось в голове: «Ни самый женский пол во Франции, никакого зазору отнюдь не имеет во всех честных обращаться поведениях с мужским полом»7.

 

Для удивления были причины, ведь кроме высокой по уровню богословской литературы, хоровой музыки и архитектуры, в России был еще и «Домострой». О значении этой книги можно и поспорить, но согласитесь, что описанные в ней методы воспитания детей ни у кого не вызовут восторга: «Любя же сына своего, учащай ему раны». Любопытно, что любящему своего сына отцу почему-то предписывалось не улыбаться, играя с ним, а при сильном разногласии с женой — «плеткою вежливенько побить, за руки держа, по вине смотря». Если кто-то был послан с важным поручением, то на вопросы посторонних должен был отвечать, что «не к тебе аз послан», а когда нужного человека встретит, то «носа не копать перстом».

 

В 1718 Петр I издал указ о том, что нужно «праздновать все важные события в виде ассамблей», то есть собраний-балов с обязательной танцевальной частью, в которых должны были участвовать «высшие чины до обер-офицеров и дворян, также знатные купцы и начальные мастеровые люди, знатные приказные…их жены и дочери».

 

Ассамблеи проводились принудительно, даже с угрозами, что сказывалось на самой атмосфере таких собраний. Жалуется в своем дневнике камер-юнкер Ф. В. Берхгольц на то, что «дамы всегда сидят отдельно от мужчин, так что с ними… нельзя разговаривать»8.

 

Со временем русские научились веселиться по-заграничному, но только на свой лад – натанцевавшись западных танцев, они звали «дворовых девок и лакеев» и под их пение пускались в пляс. После такого бурного веселия, гости разъезжались «только на другой день после обеда»9.

 

После смерти Петра I в России, вместо ассамблей, начали проводить балы, где уже не было алкоголя, табака, шашек и шахмат, а разносились прохладительные напитки и играли в карты. Танцы прочно вошли в русскую культуру и стали обязательным предметом во всех учебных и военных заведениях, где «учились не только танцевать, но и умению держать себя: изящно кланяться, легко ходить, подавать руку даме»10.

 

Бал сегодня.

 

Есть интересное для нас интервью, с тогда еще епископом Егорьевским Марком (Головковым), а ныне митрополитом Рязанским и Михайловским, которое напечатано на странице «Православие.Ru» от 13 февраля 2009 года. На вопрос, насколько в принципе уместны балы как форма общения верующей молодежи, владыка ответил:

 

«Танцы для молодежи, в том числе и для православной молодежи, это одна из форм знакомства и общения, и я не вижу здесь ничего предосудительного. Очень часто сейчас верующий молодой человек ставится перед неоправданно жестким выбором: либо он вообще никак не общается с сверстницами, либо идет на дискотеку, а для многих людей это погибельные сети.

 

Не нужно бояться светской жизни, а также того, что православный человек может хорошо выглядеть, быть красиво и элегантно одетым. Православие – не символ убожества. В наше время, когда Православие выходит из того гетто, в котором оно находилось в советское время, балы могут и призваны стать новой, популярной формой общения молодежи»11.

 

Наши дети – это прекрасные цветы. Они идут на встречу миру с самыми лучшими намерениями, без всякой игры и притворства, раскрывая себя добру и свету, готовые пожертвовать своим временем, силами и даже собой во имя того, во что они верят, и во что мы с ними верим. Когда приходит трудное время, то именно они встают на защиту того, что мы им передали. Наша церковь, наш приход – это их дом, это центр их жизни, их настоящее и будущее. Меня переполняет чувство радости, что в нашем приходе проводятся такие прекрасные балы, и благодарности тем, кто их организует.

 

Интересна естественная реакция: когда мы видим танцующих молодых людей, вспоминаем сразу Пушкина, Толстого, и даже с некоторым усилием можем что-то процитировать. Что это? Это наша культура. Она ломает время, соединяя прошлое с настоящим, делая нас выше и чище. Ведь Россия — это не только тройка с Чичиковым, которая мчится по бескрайним просторам. Россия там, где каждое хорошее дело начинают с молитвы «Царю Небесный».

 

Священник Александр Калинский. Кельн. 16.02.2017

 

 

Открыть фотоальбом балла

 

1Толстой Л.Н. Война и мир, Том 2й, Часть третья. — М.1984

2 Пушкин А. С. Евгений Онегин

3Толстой Л.Н. Война и мир, Том 2й, Часть третья. — М.1984

4 Богословский М.М. Быт и нравы русского дворянства в первой половине XVIII. — М.1906. — С.9.

5 Там же. — С.12.

6 Там же. — С.13.

7 Там же. — С.14.

8 Там же. — С.28.

9 Там же. — С.31.

10 Муравьева О. С. Дворянин // URL: http://ecdejavu.ru/n/Noble.html

11 Кирьянова Ольга. Избегать назидательности и формализма. // URL: http://www.pravoslavie.ru/29287.html